АГЕНТСТВУ "HAPPY NEW EARS"
Ольга Донец
16 сентября 2019

Народный артист России Игорь Скляр широко известен своими работами в театре и кинематографе. Но на этот раз он вступает на новую для себя территорию. Это первая в его карьере большая сольная концертная программа, и к тому же – джазовая. С этой программой Игорь Скляр и ансамбль Jazz Classic Community выступят в клубе МОРЗЕ 3 октября.

В преддверии концерта Happy New Ears взяли у Игоря Борисовича интервью.


— Игорь Борисович, за вашим творчеством следят как любители театра и кино, так и джаза. Как  случилось, что вы пришли к джазу, и как это повлияло на вашу карьеру актера?


— К джазу пришел сначала постепенно, потом — сразу. Первую джазовую мелодию я, кажется, выучил ещё на первом курсе театрального института. Это была «Hello, Dolly» - для представления нужно было. И я ходил заниматься к банджисту Чижову из нашего Диксиленда. Он мне показал, и я за неделю-две-три выучил, как играть это на гитаре – банджо у меня не было. Это и была первая встреча с джазом.


Потом был фильм «Мы из джаза» и фраза «Скотт Джоплин –мой идеал!», которую говорил мой персонаж. И я, действительно, его слушал. И вообще, общение и занятия с профессиональными музыкантами как-то продвинуло меня в этом направлении - если говорить казённым языком. Это как в том анекдоте: «Вы любите играть на пианино? - Не знаю, не пробовал». То же самое с джазом: попробовал, узнал, полюбил.


А как повлияло? Да так и повлияло... До сих пор люди, которые не помнят, как меня зовут, в спину мне говорят: «Смотри, смотри – Старый Рояль пошёл». «Старый Рояль» – это песня из фильма «Мы из джаза», которую я часто пел и пою в разных концертах, и хотя джазом это можно назвать относительно, тем не менее, джазовые музыканты были нам благодарны в 80-е годы, за то, что мы этот жанр музыки так продвинули, прославили что ли, обратили внимание.

— Чем отличается существование на сцене в театре и в музыке? Где интереснее, где сложнее.


— Отличий практически нет. Сцена — это всегда зона экстремального существования. И там и там много похожего. Так же, как и в театре, когда на сцене есть хорошие партнёры, в данном случае — музыканты, они всегда «вывезут» из непредсказуемых и иногда, казалось  бы, безвыходных ситуаций.


Где сложнее – там и интереснее. Везде есть момент импровизации, везде есть зритель, везде есть большой выплеск адреналина, без которого уже жить неинтересно.
Сцена – наркотик, это верно. И Музыка – наркотик, и Театр –наркотик, и кофе – наркотик, и табак – наркотик… короче, наркоманы мы. Да и вообще – жизнь сложна, а потому — интересна.

— На концерте в «Дачниках», между исполнением композиций, вы рассказывали о становлении джаза, о разных его стилях и направлениях. Ваши выступления всегда проходят в таком формате? Скажем, в клубе МОРЗЕ 3 октября на концерте зрителей ждет подобный увлекательный экскурс в мир джазовой музыки?


Конечно, каждый раз программа видоизменяется. Импровизация – как разговор о насущном, состояние меняется, интонация — тоже. Поэтому нет на 100 процентов такого накатанного «лыжного» пути, по которому каждый раз идёшь в том же темпе и направлении. Всегда это зависит от нового зала, новой публики — в этом прелесть и самого джаза, и существования на сцене в целом.


Говоря об «экскурсах в мир джазовой музыки» – безусловно, будет разговор об атмосфере того времени, о выдающихся музыкантах и композиторах, об истории создания
произведений. Это то, что часто остается «за кадром», а нам хочется поделиться.

— Чем вы руководствуетесь при выборе репертуара для концертов? И если можно, вкратце – о самых любимых ваших композициях.


— Нам нравится эта музыка – тем и руководствуемся. Это было прекрасное плодотворное время, как в искусстве, так и в жизни. Большие изменения: войны, культурные революции, прекрасные фильмы, замечательные музыканты – много чего. Джаз, как искусство глубоко социальное, конечно, так же  стремительно развивался, как и всё вокруг.
Мы подбираем песни, которые нравятся нам всем. Хочется максимально представить палитру происходившего, условно, в те 30 лет, которые охватывает наша программа.
Выбираем вместе: какие-то произведения предлагают музыканты, что-то — я. Таким образом и сформировалась программа из 13 – 14 песен.


В МОРЗЕ будет 1-2 новых «композиций», как теперь говорят. Хотя я не очень люблю это слово, мне больше по нраву
«произведения». Все они, каждая по-своему, интересны и любимы. Выделить какую-то одну довольно сложно. Когда тебе 18 – любишь одно, когда 35 – другое, а в 60 – совершенно третье.


Из нашего репертуара я с детства слышал, например, «Autumn Leaves» в русском исполнении Владимира Трошина и Гелены Великановой. Во времена моего детства звучало много музыки, которая считалась джазом: и Леонид Утесов, и Олег Лундстрем, Исаак Дунаевский и Никита Богословский. Даже «Рио – Рита» считалась джазом.

— С вами выступает коллектив Jazz Classic Community. Пожалуйста, расскажите об этих музыкантах. Почему ваш выбор пал именно на них?


— Потому что они – очень хорошие музыканты. Хочется надеяться, что выбор обоюдный. Я люблю эту музыку, музыканты Jazz Classic Community любят эту музыку. Поэтому и выбор такой.


А ещё — «я с ними начинал» — это цитата из фильма «Мы из джаза», в котором много таких афористичных выражений: «мы вместе начинали – я буду играть с ними».

 

Они мне нравятся. Надеюсь, это взаимно.


— Американский джазовый музыкант Джек ДеДжонетт сказал как-то, что джаз утратил популярность, как только люди перестали под него танцевать. Вы согласны с этой версией?

— Вы знаете, в 60-е и 70-е годы стало бурно развиваться советское телевидение, и начали появляться программы типа «Музыкальный Калейдоскоп», «Голубой Огонёк», «Кабачок 13 стульев», разные телефильмы, телеспектакли.


Стало считаться, что наступил кризис театра. Как раз в это время я поступил в театральный институт. Заговорили, что
театр никому не нужен, зачем людям куда-то «переться», платить деньги, стоять в очередях и смотреть в театрах спектакль, когда можно включить телевизор. Однако театр жив и здравствует до сих пор!


То же самое можно сказать про нынешнее время: никакое телевизионное реалити-шоу, не заменит живого творчества, которое происходит на ваших глазах. Живое общение становится с одной стороны редкостью, но с другой —
приобретает новую ценность.


А то, что перестали танцевать под эту музыку, — это проблема тех, кто танцует, а не тех, кто играет. Кстати, в последнее время возвращается массовый интерес к свинговым танцам. Мы надеемся, что на концерт в МОРЗЕ к нам придут в гости люди танцующие. Но это пока секрет.


За то время, когда джаз вышел за пределы танцевального жанра, он превратился в серьезную, осмысленную и крайне интересную музыку, которая существует уже сама по себе.


Мода — вещь приходящая. Джаз – полноценный музыкальный жанр, переживший многое на своём веку, возможно, потерявший в количестве, но приобретший в глубине и разнообразии. Поэтому — нет, не согласен. Измерять достижения в жизни популярностью – ошибка. Жизнь утверждается не в моде, а в гармонии. 

 

Джазовая культура, прямо или опосредованно, повлияла на все стили популярной музыки, поэтому в том или ином виде
влияние и «популярность» джазовой традиции никуда не ушли.


Вот Стинг, например, – это ведь тоже джаз. Один из моих любимых артистов, совместивший в своем творчестве талант, знание традиций, тонкость восприятия и, конечно, пришедшую за всем этим популярность, а скорее, любовь.

— С кем из джазовых легенд вы бы хотели выступить?


— А я и выступаю с «джазовыми легендами», которые со мной на одной сцене: Jazz Classic Community это, повторюсь, восхитительные музыканты.


Конечно, есть ряд великих Мастеров, с большинством из которых уже никому не удастся сыграть, а жаль: Louis Armstrong, Frank Sinatra, Nat King Cole, Dizzy Gillespie, Clark Terry и многие другие.


Вот я обмолвился, в «предыдущей серии», о Стинге - с ним я мечтал бы выступить. Однажды мы случайно столкнулись в гостинице в Питере, а так хотелось бы на сцене… но это в мечтах. Но мечты и надежды, как известно, «юношей питают». А мы уже не юноши, поэтому: надо пользоваться тем, что есть, и получать от этого удовольствие.


— Расскажите о ваших планах на ближайшее будущее. Кино, спектакли, новые концерты, что-то еще?


— Сейчас, в наше время бесконечного информационного потока, говорить о будущем довольно сложно. Но, слава Богу, есть верные друзья, любимые площадки, проверенные отношения – вот только на них и можно надеяться. Мы играем джаз и, надеюсь, будем продолжать это делать, «пока смерть не разлучит нас».

Еще я сотрудничаю с писателем Евгением Водолазкиным. У нас есть замечательный, на мой взгляд, еще даже не определенный жанр, эдакого «чтения романа на сцене».


Есть театральные спектакли. А что касается теле- и кино-производств, там сейчас выбирать мало из чего есть. Качество предлагаемого материала, часто «ни в какие ворота». Но и там что-то будет. Как говорится, «Следите за афишами».


— И последний вопрос – с чего начать человеку, который решил изучить джаз? Что почитать, послушать? С чего начать?


— Можно посмотреть замечательный сериал, режиссера Кена Бернса, «Джаз». Это увлекательная история джаза, рассказанная прекрасными музыкантами. А можно просто включить радио в машине, например, «радио Эрмитаж», и услышать там старый добрый джаз, или того же Стинга, или даже Игоря Скляра, со «Старым Роялем». 


И если вам это понравится, если вы этим проникнитесь, если у вас появится сумасшедшее желание этим заняться, то, поверьте мне, добиться можно многого!

© 2020 Игорь Скляр Jazz Classic Community

  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка
  • иконка почта 2